Глава 3. Вымирание организмов в живой природе

Рождаясь – умираем, а умирая – рождаемся. И всё, что ни делается в жизни, либо готовится рождение, либо зачинается смерть. .

П.А. Флоренский


    Науке доподлинно известно, что все живое постоянно вымирает, одни виды сменяются другими. Об этом свидетельствует долгая палеонтологическая эволюция Земли. Но почему и как происходит такое, наука на сегодняшний день точно не знает, это остается одним из наиболее загадочных вопросов в геологической истории. В природе много тайн и неизведанного и необходимо, чтобы кто-нибудь добивался их разгадки. Я считаю, что одни виды должны были вымереть в жесткой борьбе за энергию, чтобы быть замененными новыми более совершенными видами, которым энергия доставалась легче. Если бы вымирания видов не было, Земля оказалась бы переполненной всё возрастающим числом видов животных и растительных организмов. Переполненной - это означает, что жизненного пространства и пищевых ресурсов на всех не хватило бы. Менее приспособленный вид должен был покинуть Землю навсегда. Жестоко? В этой жестокости есть своя логика: тогда из микроорганизма не получился бы человек.
    Человек такой же объект природы, как и всё живое, и подвергается точно таким же воздействиям и закономерностям. Отказ от изучения проблемы вымирания означал бы капитуляцию перед жизненными трудностями, в преодолении которых заинтересовано человеческое общество и наука в целом. Изучение причин вымирания живых организмов даст нам немало нового для познания и понимания самого человека. Гипотез по этой проблеме много, но нет какой-то единой точки зрения. Во всех этих теориях содержатся очень ценные элементы, потому что они опираются на реальные факты и дают повод к размышлениям и умозаключениям. И хотелось бы их озвучить.
    Когда мы говорим о вымерших 99% всего разнообразия живого мира, первая причина, которая приходит на ум, это глобальные катастрофы. Но итальянский палеонтолог Дж.Брокки [Brocci J.] отвергал уничтожение всего живого катастрофами. Геологические исследования этого не подтверждают. Дж.Брокки предполагал, что роды и виды имеют предельный срок жизни, аналогично отдельной особи. Он считал, что как единичный организм изнашивается, стареет и неизбежно умирает, так и роды и виды проходят соответствующие стадии и в конце концов вымирают, и не следует приписывать их вымирание внешним факторам: причина внутри самого вида. Ему вторят другие ученые. Например, В.А.Догель. Он писал в 1951г.: «Старение, сопровождающееся чрезмерной специализацией, приводит к полному вымиранию целых семейств. Вымирание может быть результатом исчерпания внутренних эволютивных сил органических форм в процессе их филогенетического развития».
    Ученые, имеющие подобные взгляды на причины вымирания, объясняли, что сила, вызывающая дегенерацию и вымирание вида, по-видимому, не имеет никакого отношения к воздействию окружающей среды. Филогенетическое старение могло быть вызываемо последовательным ухудшением обмена веществ. Это вело к вырождению, удалению от типического строения первоначальной группы. Ученые - палеонтологи в период, предшествующий вымиранию, начинают находить в геологических слоях болезненные экземпляры и уродующие дефекты у потомства. Главное в такой деградации – это прогрессивное убывание изменчивости, которое приводило к ослаблению внутренней конституции, плохому приспособлению к условиям внешней среды и, следовательно, к вымиранию. У вида исчерпывалась способность к преобразованиям. Ученые полагают, что предшествующие эволюционные изменения, приведшие к сверхспециализации, требовали больших количеств энергии. Поэтому у форм, развивавшихся в направлении высокой специализации, часть энергии, которая шла на процессы размножения, использовалась для изменения различных структур и органов тела. Зато плодовитость из-за неспособности сохранить потомство убывала. В силу этого животные начинали вымирать, приближаясь к видовой смерти. Вымирание обуславливалось частичной стерильностью, которая вызывалась переключением энергии, обеспечивавшей функции размножения, на эволюционные процессы, которые иногда приводили к образованию экстравагантных структур и к гигантским размерам тела. Исследуя останки таких вымерших животных, ученые заметили, что их вымирание стало завершением конституционного процесса. Вид достиг предела морфологического прогресса, утратил пластичность к внешней среде и потерял способность к дальнейшему варьированию. А все это указывает на упадок витальности (т.е. жизненности). Представители вида, неправильно сориентировавшись в эволюции и нерационально потратив энергию, как будто утратили возможность к размножению и находились, словно близкий к смерти индивидуум, в стадии старческой слабости. У вымирающих видов появлялись симптомы, свидетельствовавшие об «усталости» вида. Все это привело сначала к упадку, а потом к вымиранию. Эти выводы можно продемонстрировать на примере динозавров. Древнейшие из динозавров были величиной с кошку, в средней стадии эволюции происходило закрепление плана строения и дальнейшая специализация, а затем наступала стадия сверхспециализации. Эволюция может вести к нездоровой крайности и, в конечном счете, к закату типа вследствие искажения плана строения и функций тела, из-за изменений, несовместимых с возможностью жизни. Эволюция динозавров шла неуклонно во взятом однажды направлении, в поступательном чрезмерном увеличении тела. Сначала к пользе, а потом во вред. Началась децентрализация организма. Децентрализация привела к нарушению корреляции между органами, это было основной причиной вымирания динозавров. Другие факторы играли подчиненную роль. Можно рассмотреть децентрализацию нервной системы и других, коррелятивно связанных с ней, органов у заврисхий. Вследствие удлинения тела головной мозг становится все меньше и меньше, а область, им обслуживаемая, все больше вытягивалась в длину. Блуждающий нерв должен был обслуживать обширнейшую, вытянувшуюся область, включая важнейшие внутренние органы. Это, несомненно, приводило к искажению их функций. Головной мозг оказался до чрезвычайности малым в сравнении с телом, вес которого у одного такого исполина достигал, по расчетам американских ученых, около 50 тонн. Блуждающий нерв стал очень тонким, а иннервируемая им область чрезмерно обширной, охватывая, в частности, сердце и легкие. Управление этими мощными органами у гигантских динозавров маленьким головным мозгом стало уже недостаточным. Подобные дисгармонии, возникавшие и усиливавшиеся у динозавров и других мезозойских рептилий, например птерозавров, были причиной угасания и вымирания этих животных.
    Очень интересны закономерности, которые подметил Ч.Дарвин в процессах вымирания живого. По Дарвину, вымирание – вытеснение менее совершенных форм более совершенными. Он утверждал, что «вид возникает и держится благодаря тому, что он имеет некоторое преимущество над теми, с которыми ему приходится конкурировать; из этого почти неизбежно следует вымирание форм, менее благоприятствуемых». Ч.Дарвин подчеркивал, что «увеличение численности каждого существа постоянно задерживается незаметными враждебными факторами и что этих незаметных факторов вполне достаточно, чтобы обусловить снижение численности и в конце концов вымирание… Малочисленность, как учит нас геология, есть предшественник вымирания». Дарвин заметил ещё одну очень важную закономерность. Он писал: «Измененные и усовершенствованные потомки какого-нибудь вида обыкновенно вызывают уничтожение родоначального вида. Виды, к нему ближайшие, т.е. относящиеся к одному с ним роду, будут подвергаться истреблению в наибольшей степени».
    Как уже отмечалось ранее, такую же закономерность обнаружил и ученый Токэ Р. [Tocquet R.]. Он писал: «Случается, что достигнув своего расцвета, группа дает начало совершенно новой ветви, в которой через, своего рода, переключение энергии впредь концентрируются все эволютивные потенциальности родоначальной группы. С этого момента судьба группы бесповоротно решена; если даже она, казалось бы, ещё полна силы и жизни, она осуждена на частичный или полный упадок». Это очень важное наблюдение, потому что не всегда понятна непримиримая война между близкими видами. Всё становится на свои места, когда понимаешь, что в борьбе за энергию самым опасным конкурентом является близкий по строению организм. Экологическая ниша у таких организмов одна, поэтому предмет конкуренции общий из-за одинакового или близкого механизма получения энергии. Они делят, вернее сказать, воюют за одну и ту же пищу, одно и то же жизненное пространство. Как только появилась жизнь, Земля больше никогда не была пустой: угасание одних форм, как правило, всегда было связано с возникновением и развитием других. Вымирание одного вида – это прелюдия к возникновению другого, более совершенного вида с задатками лучшей, более выгодной организации.
    Всегда, когда говорят об эволюции, говорят и об адаптации, способности к приспособлению организма. Создается впечатление, что эти слова - синонимы. Ученый В.О. Ковалевский ввел в палеонтологию понятия адаптивных и инадаптивных (т.е. неадаптивных) типов. По его мнению, инадаптивность есть упорство удержать типичную организацию, отсутствие способности приспособиться (адаптироваться) к новым условиям. Все совершенно вымершие виды, как говорит Ковалевский, следуют именно этому неадаптивному методу и дают начало редуцированным формам, которые в подробностях строения верны старым преданиям. Параллельное развитие адаптивных видов и их экспансия обуславливает вымирание инадаптивных. Когда адаптивные виды приходят в соприкосновение с инадаптивными, т.е. оказываются с ними в одном жизненном пространстве, то адаптивные легко вытесняют инадаптивные, вызывая их вымирание. Неадаптивные виды вымирают, не оставляя наследников. Вымирание группы происходит не сразу, не одновременно на всем ареале распространения; вымирание захватывает одну часть ареала за другой.
    Ход вымирания зависит от многих факторов. Главный фактор – это количество энергии, которое можно получать в ареале. Палеонтологическая история Земли убедительно свидетельствует в пользу того, что при отсутствии конкурентного давления со стороны более высокоорганизованных видов или относительной слабости этого давления инадаптивные виды могут легко выдерживать присутствие адаптивных видов рядом. Когда энергетические ресурсы ареала ограничены, между обеими этими силами возникает конфликт, и не может быть и речи о каком-то совместном существовании этих видов: всякий раз инадаптивный вид терпит поражение и, без сомнения, идет к своему полному исчезновению. Если бы энергетических ресурсов в ареале было предостаточно, может быть многие инадаптивные виды, исчезнувшие с лика Земли, и дожили бы до наших дней, если бы не были так теснимы со всех сторон лучше приспособленными конкурентами в борьбе за энергию. Основная причина вымирания живого – при ограниченных энергетических ресурсах ареала проигрыш в борьбе за энергию другим видам. Если все ученые-эволюционисты утверждают, что эволюция и жизнь – это одно и то же, значит, адаптация и жизнь - это тоже одно и то же. Нет эволюции – нет жизни, нет адаптации – нет жизни! Адаптация – главный инструмент эволюции. Она присуща всему живому, но почему одни адаптируются лучше, а другие проявляют минимум усилий к изменению? Адаптация – это борьба за энергию. Чтобы меняться, нужна дополнительная энергия, ученые называют её ценой адаптации, если её мало, то и возможностей для изменения у организма мало. В.О.Ковалевский считал, что инадаптивные виды организмов упорно не хотят меняться. Всё упорство заключалось в слабости системы энергообеспечения организма. Цена адаптации для таких организмов была больше, чем они могли себе позволить. Те организмы, которые находят ресурсы для дополнительного получения энергии, получают и преференции для адаптационных перестроек. Даже если первоначально организм находился в невыгодном положении, с появлением у него энергетических резервов шансы борьбы за выживание вдруг резко меняются. Ученые называют изменения в организме мутациями. Они могут быть полезными, могут быть вредными. Если под мутациями понимать такие изменения, что вчера еще птица бегала по земле, а наутро проснулась с крыльями и стала летать, то это будет из области фантазий. Таких божественных подарков природа никому не дает ни за какие заслуги. При изучении геологических разрезов бросается в глаза, что изменения форм живых организмов почти незаметны. Если судить по толщине слоёв, разделяющих органические останки в геологическом разрезе, эти изменения происходили очень и очень медленно. Все изобретения природы появились не вдруг, они развивались мало-помалу из прежних более древних признаков, внутри вида. И в этом развитии роль нервной системы была не менее важна, чем роль мутаций, а может быть, была даже главной. Нельзя ограничиваться ироническими замечаниями и насмешками, надо четко понять - если бы организм не осознал, что ему нужны определенные преимущества и не захотел бы этих преимуществ, они бы у него никогда не появились. Здесь нет никакого случая, здесь есть терпеливая и упорная работа самого организма на протяжении ряда поколений. Так внутри вида появляются отдельные особи, с характерными только для них качествами. Нервная система одних организмов упорно работала, стремясь закрепить положительные мутации, постоянно развивала их, а другие организмы стремились к покою, находили в этом удовольствие, получая от жизни достаточно. Некогда и незачем меняться и совершенствоваться. Вот и разница в результатах: одни менялись, другие расслаблялись в прямом и переносном смысле. Это положение справедливо для всех организмов: от микроба до человека. Мне скажут, микроб, какая нервная система, какие желания, вы о чем! Наука утверждает и сегодня это принимается как аксиома, что все организмы на Земле являются потомками одного ныне вымершего предка. У бактерий и у нас мог быть только один общий предок, и этот предок не мог быть ничем иным, как микроорганизмом. Эволюция привела к появлению из микроба огромного количества видов растительных и живых организмов. Роль системы управления организмом в эволюционном изменении не менее важна, чем сами мутации, значит, у микроба эта система есть и работает! С плохими мутациями она борется, хорошие - развивает. Это доказано самой природой с полной несомненностью для того, чтобы мы использовали уже готовое решение.
    Все ученые отмечают, что вымиранию всегда предшествуют изменения структуры организма, близкие к филогенетическому старению, которые предвещают вымирание и появляются незадолго до него. Динозавры становились громадными исполинами, на черепах у них развивались рогообразные структуры. Ученые считают, что подобные признаки означали приближение к неизбежной смерти. Рогообразные новообразования могли свидетельствовать о зарождающейся внутри вида слабости против онкологии. Это сенильный, т.е. старческий признак, появление которого непосредственно предшествует смерти вида или группы видов. Конечно, у нас никогда не будет образцов мягких тканей динозавров для исследований, но доброкачественные шишки прямо свидетельствуют о снижении у динозавров возможностей сохранять неизменной генную структуру организма. Аналогично можно рассмотреть примеры и на других вымерших животных. Пройдя стадии молодости и расцвета, они все завершили свой жизненный путь старческими формами, угасающими и умирающими естественной смертью. У них у всех появлялись наросты и выступы на теле - признак того, что у организма близок предел адаптации (изменчивости). Сопротивление новообразованиям свидетельствует об определенном запасе жизненной силы. Если вид погружается в дефицит энергии, наступает децентрализация нервной системы, она перестает своевременно реагировать на опасные события. У вымирающих видов обязательно появляется пониженная плодовитость, которая в некоторых условиях может способствовать вымиранию видов. По израсходовании потенции вид вымирает. Немецкий ученый Г.Е.Кайзер [Kaiser H.E.] считал, что энергии (жизненности) уже становится недостаточно для развития организма, и наступает вымирание вследствие спада жизненности (дефицита энергии). Климатические и географические факторы, по мнению Кайзера, могли играть роль второстепенных факторов подчиненного значения. Кайзер считал, что всякое восходящее развитие повышает подготовленность к децентрализации, а значит, и к вымиранию. Разумеется, процесс вымирания - это сложный, многофакторный процесс, одной причиной он не объясняется. Тот же Ч.Дарвин подчеркивал, что изменения условий существования животных и растений иногда вызывают бесплодие. Само собой понятно, что это может вести к вымиранию вида. Все причины вырождения и вымирания можно свести в одну общую – состояние дефицита энергии, в которое попадает организм. Повседневная жизнь начинает требовать от организма энергетических затрат больших, чем он может производить, и организм попадает в состояние энергетического дефицита. А это уже отрицательная обратная связь. Дефицит энергии приводит к тому, что круг нерешаемых организмом проблем начинает расширяться, а значит, в борьбе за энергию он начинает регулярно проигрывать. От этого энергетический дефицит начинает ещё больше усиливаться. И так постепенно всё стягивается к одной точке – гибели.
    Итак, ученые перечислили факторы, предрасполагающие к вымиранию. Это своего рода приметы, по которым можно безошибочно предсказать судьбу вида.

  1. Бесплодие или просто плохие показатели рождаемости.
  2. Изменения в организме, несовместимые с нормальной жизнью и передающиеся через потомство.
  3. Большой процент уродствующих дефектов у потомства.
  4. Старческое истощение вида (большой процент болезней обмена веществ, инфекционных,онкологических, нервной системы).
  5. Малый уровень адаптации, потеря изменчивости.
  6. Жесткая межвидовая борьба.

     Для чего мы все проанализировали, зачем углубились в науку палеонтологию? Это для того, чтобы заставить вас остановиться, осмотреться, поразмыслить, чтобы понять, какая ситуация у человека? С этим направлением в живой природе связаны поистине фантастические перспективы.
    Иногда природные явления могут оказаться настолько сложными и запутанными, что пониманию и изучению практически не поддаются из-за многообразия протекающих одновременно процессов. В таких случаях на помощь приходит метод моделирования. Одним из инструментов этого метода является математика. Чисто теоретически благодаря математике можно изучать всё! Математика, как и любая наука, имеет свои законы в виде теорем или постулатов. Если математика приложима ко всему, значит, её постулаты пригодны для любого случая жизни. Одним из постулатов, который я усвоил ещё со школьной скамьи благодаря учительнице математики Татьяне Евгеньевне Доцевич, я пользуюсь постоянно. Он выручает меня всегда. Этот постулат гласит: « Если задача имеет хотя бы одно решение, значит, она считается решаемой». Очень полезный постулат, открытый умными и дальновидными людьми. О его пользе за пределами математической области догадаешься не сразу, но без него иногда очень трудно, просто невозможно правильно сориентироваться в жизни. Приведу примеры, совершенно далекие от математики. В производстве мне надо было придумать очень простую технологию сушки пищевого сырья при температурах не больше 40 градусов по Цельсию. Первое, что пришло на ум, это сушка под вакуумом. Но сырье было пищевое, значит, пользоваться форвакуумными масляными насосами было нельзя: в сырье попадали бы пары технического масла. Пришлось бы очень сильно усложнять технологию. Я видел, как в химической лаборатории химик работал со стеклянным водоструйным насосом и без проблем достигал разрежения 10 мм рт. столба. Меня такие величины вполне устраивали. Я дал механику задание сделать водоструйный насос для цеха. Он достал где-то готовый инжекторный насос и три месяца с умным видом пытался сделать систему разрежения. У него ничего не получалось. Стрелка вакуумметра еле ползла по прибору и застревала где-то на смехотворных величинах. Время поджимало, и я вынужден был вмешаться. В чем причина неудачи в достижении нужного разрежения? Какого-то внятного ответа я получить не мог, а только видел уже в течение трех месяцев умную, сосредоточенную гримасу и приложенное на все рабочее время ухо механика к телу насоса да кучу выточенных сопел. Герметизировались все дыры, все сальники, все вентили. Толку никакого. Не то, что откачать технологические емкости, даже просто трубу, их соединяющую, он не мог. Он считал, что решал труднейшую задачу, а потом заявил мне, как механик, что такого разрежения водоструйным насосом в промышленном масштабе не получить! Я привел его в лабораторию и показал на вакуумметре откаченное из колбы разрежение в 10 мм рт.столба.
     «Да это стекляшки!»- заявил он мне.
     «Но эти стекляшки убедительно говорят, что задача имеет решение, а ты говоришь, что она неразрешима».
    Он начал мне нести длинную и заумную ахинею. Я не стал дискутировать и решил заняться проблемой сам - взял книгу по гидроструйным насосам, нашел главу про насосы высокого разрежения, там были формулы и простейшие чертежи, ничего трудного и непонятного не встретилось. Мне сразу стало ясно, в чем была ошибка механика. В субботу, когда не было механика, я вывел рабочих на работу и за смену собрал по своим чертежам систему откачивания воздуха. Вечером я получил без всяких проблем нужное разрежение, стрелка вакуумметра бежала по кругу, как резвая лошадка. Емкость в два куба откачивалась за несколько минут. Любое из выточенных ранее сопел разной конфигурации работало. Если бы я не знал принципа, что имеющая решение задача считается решенной, я бы поверил механику, потому что он говорил мне, что он механик, а я не понимаю в механике ничего, потому что я специалист по электронике. Но я видел работающий насос в химической лаборатории, и этот аргумент был для меня самым весомым, а слова механика я воспринимал, как недостаток его образования. Я видел - решение есть в одном месте, в лаборатории; и, значит, оно должно быть и в другом месте, в цеху. Для меня судьей в этом вопросе был основополагающий принцип, а не слова механика о его огромном опыте и стаже работе.
    Авторитет принципа помогает бороться против человеческого авторитета. Этот принцип я вспоминаю всегда, когда меня пытаются убедить, что проблема не решается. Так ли это на самом деле? Аналогичные ситуации возникают у меня очень часто, но благодаря этому принципу я всегда знаю, как поступать. Иногда огромный вес авторитета может увести от истины. По этому поводу хотелось бы рассказать ещё про один случай, когда я вынужден был применить этот же принцип. Не буду выдавать источник информации, но в мои руки попали технологические документы получения масла на основе растительного сырья с сильными противоинфекционными свойствами. Документы датировались 1942 годом, были из нацисткой Германии, к ним прикладывались клинические испытания на русских военнопленных по излечению газовой гангрены. Военнопленным наносился разрез по всей ноге, от бедра до голеностопа, до самой кости. В разрез засыпалась земля с камнями, битым стеклом, остатками разлагающейся трупной ткани умерших от газовой гангрены. Таким образом моделировались раны с газовой гангреной. После этого несчастных испытуемых начинали лечить маслом. Результаты испытаний поражали – 90% излечения! Кого не лечили, умирали все 100%. На документах была резолюция Гитлера: «Срочно внедрить на Восточном фронте!» Однажды в разговоре с главным урологом Новосибирской области я обмолвился, что обладаю эффективным растительным средством против золотистого стафилококка и синегнойной палочки – основных возбудителей газовой гангрены. При всех людях он поднял меня на смех.
     «Вы были бы миллионером. Вам дали бы Нобелевскую премию. Я оперирующий хирург с тридцатилетним стажем, а Вы несете мне эту бредятину!» Познакомившие меня с хирургом люди, зашикали, возмущенно зашипели, стали тыкать пальцами и локтями в спину. Да как я смею, да что я себе позволяю. Дилетант, разве можно такое заявлять светиле, который в курсе всего на свете в вопросах медицины. Я спокойно выслушал его возмущенные тирады, выдержал ухмылки студентов, в присутствии которых он отчитывал меня, а потом сказал:
     «Вы учите студентов искать средства против всяких недугов, учите их всё проверять, не спешить с выводами, достойнее было бы сказать, что Вы сомневаетесь в наличие у меня такого сильного средства, но готовы его проверить, если я его Вам дам». Он был профессор, умный человек, с жизненным опытом, поэтому сразу остыл и согласился проверить в лаборатории на культурах. Через неделю и тембр, и тон его голоса и сами фразы стали другими. Он захотел работать с этим продуктом. «Вы где-то проводили клинические испытания своего масла, почему Вы знали о его свойствах? Вы были так уверены».
    Бывают моменты, когда источник информации открыть нельзя, и я вынужден был уклониться от прямого ответа. Моя уверенность опиралась на то, что эта задача имеет решение - стафилококк и синегнойная палочка уничтожаются конкретным препаратом из растений. Решение этой задачи было получено в 1942 году. Выдержать натиск заслуженного авторитета и не отступить от истины помог основополагающий принцип. Если бы меня сломали, и я поддался бы мнению опытного хирурга, сейчас у людей не было бы бальзама «Тройная сила», который спас многих людей от беды. Я не преувеличиваю: благодаря этому бальзаму многие люди избежали ампутации ног при незаживающих трофических язвах, вылечились от опоясывающего лишая, перестали мучиться от экземы или псориаза. А врачи говорили им, что шансов на выздоровление нет. Чтобы не быть голословным, как пример описываемых ситуаций, приведу письмо одной из пользовательниц бальзама "Тройная сила" из Санкт-Петербурга.
    «Многоуважаемый Владимир Иванович, мы беседовали с Вами по телефону 20.11.15 о том, как мне удалось, с помощью ваших бальзамов, восстановиться после тяжелых операций. Мне дали адрес Вашей почты - и вот моя история.


    "24.12.07г меня выписали из больницы после операции по поводу злокачественной опухоли прямой кишки. В выписке было написано "состояние после неоадъювантной ЛТ (СОД 50Гр), с передней резекцией кишки и с сохраненной трансверзостомой." Предстояла еще химиотерапия 6 месяцев. Прощаясь со мной после курса химиотерапии хирург, который меня оперировал, сказал, что о восстановлении непрерывности кишки думать не приходится! На тот момент в области анастомоза были свищи, а шов на передней брюшной стенке представлял незаживающую, мокнущую рану. Хирург, его зовут Гилинский Владимир Иосифович, врач, как говорится, от бога, посоветовал поискать травников, но добавил " где их хороших взять-то". Мысль про травников запала мне в душу и я стала искать! Поиски, кстати через врачей, привели к вашим бальзамам. Начала я смазывать операционный шов на передней брюшной стенке. И чудо произошло - раны на животе отлично затянулись! При плановом осмотре прямой кишки рассказала об этом врачу-эндоскописту. Она предложила мне попробовать делать клизмы с бальзамом. Терять было нечего, никакие традиционные лекарства не помогали. Начала я делать клизмы в январе 2009 года. За мной наблюдали врачи, поддерживала меня только врач-эндоскопист Позднякова Елена Олеговна, остальные сомневались. Через 2 месяца она решила ввести урографин и сделать рентгеновские снимки. Стало ясно, что свищи закрываются, но надо продолжать лечение. Она уже смело стала предлагать такие клизмы и другим пациентам. 10.06.2010г я получила долгожданное заключение "данных за рецидив Са в области анастомоза, рецидив грануляций, свищей анастомоза не выявлено". Тогда в бальзам поверил и мой хирург и согласился на операцию по восстановлению непрерывности прямой кишки! К сожалению, последствия лучевой терапии дают себя знать постоянно! Погибла правая почка, часто обостряется лучевой цистит, но я верю в Ваши бальзамы и благодарю Вас!

С наилучшими пожеланиями, ******** Тамара Ивановна. »

Хотелось бы пояснить, о чем говорится в этом письме: в нем много мешающих пониманию медицинских терминов. У женщины обнаружили рак прямой кишки и сделали операцию по удалению опухоли. Чтобы предотвратить метастазы, прооперированную прямую кишку облучили. При облучении часть прямой кишки получила радиационный ожог. В месте ожога образовались свищи, т.е. сквозные отверстия. Такой прямой кишкой пользоваться невозможно, и хирурги вывели через отверстие на животе часть прямой кишки. Такое отверстие называется стомой. К стоме прикрепили калоприемник. Вокруг стомы всё время была незаживающая рана и из неё постоянно шли гной и сукровица. Так женщина должна была жить всю жизнь. Сначала, смазывая бальзамом "Тройная сила" область стомы, она добилась полного ранозаживления, а потом вылечила брошенный участок прямой кишки от свищей. И хирург соединил ей оба участка, восстановил прямую кишку, которой она пользуется, как раньше до операции. Как я узнал об этом? Перед тем, как написать мне письмо, она пришла ко мне с просьбой посоветовать, как ей быть с мочеточниками и мочевым пузырем, которые радиация также прожгла до свищей. И тут я вспомнил главного уролога Новосибирской области, который говорил мне, что будет лечить гиперплазию мочевого пузыря моим бальзамом через катетер. Тот самый хирург, про которого я писал выше. Эксперименты, которые он провел, его очень впечатлили. Я предложил Тамаре Ивановне найти врача - уролога и сделать несколько сеансов через катетер. Перед Новым 2016 годом мне позвонили из Санкт - Петербурга и сообщили, что всё в порядке. А потом пришло письмо по электронной почте. Согласитесь, хорошо для всех, что я не испугался авторитетного наскока. А не испугался, потому что я со школьной скамьи знал основополагающий принцип. Этот принцип истинный друг, он не изменяет никогда и никогда не дает отчаиваться. Он раскрывает глаза, как аксиома, что дважды два – четыре.
    Для чего я обратил ваше внимание на этот принцип и стал его разъяснять? А для того, что рассматривая причины вымирания живых организмов, как я уже говорил, меня интересовал вопрос, а что с человеком. Природа решила эту задачу на реальных моделях и дала ответ, и, согласно озвученному мною принципу, мы не должны изобретать велосипед, а должны использовать уже готовое решение.

***