Немного истории


Открытие адаптогенов - история с детективным, а, иногда, и с драматичным сюжетом. В ней принимали участие большое количество незаурядных людей, фамилии которых могли бы украсить самые престижные медицинские общества и Академии. Все началось в бывшем СССР в конце 40 – начале 50 годов прошлого века. Тогда партией и правительством перед учеными была поставлена важнейшая стратегическая задача – найти дешевое средство, уменьшающее губительное воздействие радиации на человеческий организм. Понятно, что всё было окружено ореолом секретности. Заработали десятки лабораторий по всей стране. Для нас интересны работы только некоторых из них.

В открытии адаптогенов первый очень важный шаг был сделан во Всесоюзном институте эксперементальной ветеринарии, в лаборатории защиты от боевых и отравляющих веществ под руководством кандидата наук Алексея Власовича Дорогова. В этой лаборатории был получен препарат животного происхождения, который назвали АСД (антисептик – стимулятор Дорогова). Клинические испытания показали, что препарат оказывал благотворное влияние на все обменные процессы в организме, восстанавливая правильные взаимодействия между органами.istoria2.jpg Уже в то время, объясняя механизм действия изобретенного под его руководством АСД, Дорогов подчёркивал, что АСД действует не на какой-то микроб, не на какой-то отдельный орган, а влияет на весь организм в целом, провоцируя на пробуждение внутри него каких-то скрытых резервов, благодаря которым сам организм, получив для этого силы, уничтожает и микробы, и раковые клетки и все остальное, вредное для него. Почему раньше эти резервы в организме не работали, Дорогов объяснить не мог. Испытания препарата показали поразительные для того времени результаты. Препарат имел широчайший спектр эффективного применения. Он исцелял кожные заболевания, помогал при фибромах, мастопатии, миомах, переломах, раке матки и шейки матки, раке груди. Он излечивал от бронхиальной астмы, псориаза, аллергии. Исследования на животных показывали, что жизнь млекопитающих удлинялась на 25-30%%. Про радиацию в литературе ничего не сказано, но, наверное, результаты тоже были неплохими. Для нас с вами самый интересный и важный вывод, который сделал Дорогов из этих исследований, заключался в том, что после использования АСД у людей отпадала необходимость в большинстве лекарств и услуг официальной медицины. А.В. Дорогов считал, что он открыл уникальный препарат, аналогов которому нет и никогда не будет. Благодаря его АСД, люди становились мало зависимыми от возможностей, капризов и ошибок медицины. 

Как ни странно, но против Дорогова встала на дыбы сама медицина. В СССР был избыток врачей в разы (на случай войны). Все медики претендовали на привилегии интеллектуалов, монопольно обладающих секретом особых знаний. Они хотели работать без особого напряжения и хорошо зарабатывать. Фармацевты тоже оказывались на грани сокращения. Никто не хотел терять блага, Дорогову намекали, но он ничего не слышал. 8 октября 1957 года А.В.Дорогова нашли мертвым. Обстоятельства его смерти оказались до конца не выясненными.

Разумеется, со смертью Дорогова А.В. исследования в области поиска эффективных противорадиационных препаратов не прекратились. Параллельно с лабораторией Дорогова аналогичные работы, но с другим веществом, проводились в тогдашнем Ленинграде, в Военно-медицинской Академии. Одновременно там же изучались удивительные факты , которые открылись после Второй мировой войны.istoria3.jpg В Ленинграде, пережившем трагедию блокады, были документально зарегистрированы реальные события, подтверждающие, что население, активно вовлеченное в многолетнюю тяжелую ратную и трудовую деятельность, несмотря на нечеловеческие условия жизни, не только стало меньше болеть психосоматическими заболеваниями, но многие выздоравливали без лекарств и медицинской помощи. У людей зарубцовывались язвы желудка и кишечника, прекращались приступы стенокардии и бронхиальной астмы. У солдат, часами и сутками лежавших в сырых и холодных окопах, очень редко возникали радикулиты, простудные и инфекционные заболевания. Та же картина прослеживалась и у узников немецких концентрационных лагерей. Многие из заключенных выживали вопреки голоду, недоброкачественной пище, отсутствию медикаментов, изнуряющему труду и постоянной угрозе уничтожения. В руки советских врачей попали секретные материалы эсэсовских медиков, изучавших предельные возможности человеческого организма. Анализируя все полученные данные, ученые констатировали факты – в человеческом организме заложено намного больше возможностей и резервов, чем используется им в течение всей жизни. При определенных условиях организм может задействовать эти резервы. Каким образом АСД заставил организм раскрыть эти резервы, ответа пока не было. 

В Ленинградской Военно-медицинской Академии в то время работал выдающийся ученый, врач, токсиколог Н.В. Лазарев. По заданию партии и правительства он также занимался поиском эффективного фармакологического средства, способного защитить организм от радиационного поражения. Н.В. Лазарев занимался конкретным лекарственным средством – дибазолом. Он, конечно, знал про работы А.В.Дорогова, потому что шуму в медицинских кругах АСД сделал много. Несомненно, присутствуя на научных докладах, он был знаком и с работами коллег из Академии по изучению резервов человеческого организма. Параллельно Н.В. Лазарев, как токсиколог, занимался проблемой уменьшения профессиональной заболеваемости рабочих вредных цехов. От взгляда ученого не ускользнул факт, что работники вредных цехов болели меньше, чем работники других цехов. Сравнивая действие слаботоксичных веществ и дибазола на организм человека, а такая возможность у него была, Н.В.Лазарев заметил одинаковый эффект. Описание преимуществ, которые получал организм от действия этих веществ, полностью совпадало с описанием благоприятных действий препарата А.В.Дорогова– АСД – на организм человека. Как описывает К.В. Яременко, ученица Н.В.Лазарева, сходство эффектов, вызванных совершенно различными по своей природе фармакологическими средствами, навело Н.В.Лазарева на мысль о том, что в организме человека существует некий единый генетически запрограммированный неспецифический механизм повышения устойчивости. Неспецифический – значит ко всему, не связанный с какой-то одной, специфичной, причиной. Анализируя полученную информацию, Лазарев сделал выводы:

    1. Организм человека может находиться не в трех состояниях, как считалось ранее (больной, здоровый, и в пограничном состоянии между ними), а в четырех. Четвертое состояние Лазарев назвал состоянием Неспецифически повышенной сопротивляемости (СНПС). Это самое оптимальное состояние человека. Лазарев обнаружил, что в организме происходит какая-то перестройка. Он становится другим. В этом состоянии организм максимально защищен от физических, психических, химических и биологических повреждений. Это состояние характеризуется повышенной выживаемостью после воздействия летальных агентов, меньшим объемом воспаления при инфицировании, в предупреждении поражений сердца, почек, печени и других органов, возникающих под влиянием патогенных факторов. Вообще, в этом состоянии организм получает наименьшие повреждения при действии на него любых травмообразующих воздействий. Находясь в таком состоянии, человек уже не так сильно зависит от возможностей медицины. Он просто в ней не нуждается. Как пишет К.В. Яременко, «с точки зрения биоэнергетики можно так представить различные состояния организма: наиболее низок энергопотенциал в состоянии болезни, выше в состоянии здоровья, ещё выше в состоянии СНПС.»
    2. В это состояние (СНПС) человек может попасть благодаря физическим тренировкам и закаливанию, благодаря стрессу, а также с помощью специальных фармакологических средств. Эти средства Н.В. Лазарев назвал адаптогенами.
    3. Адаптогенными свойствами может обладать много веществ.
    4. Те эффекты, которые можно достигнуть тренировками и научением организма, можно гораздо быстрее получить благодаря специальным фармакологическим средствам.


Своими научными работами Н.В.Лазарев отобрал у некоторых изобретателей монопольное право приписывать только своему препарату чудодейственные свойства и открыл огромное поле деятельности для исследователей. Подтверждением тому, что адаптогеными свойствами могут обладать множество веществ, служат такие факты: академик АН РФ Скулачев В.П. обьявил о синтезировании им сильнейшего в мире митохондриального антиоксиданта, который он назвал в честь себя ионом Скулачева; профессор Гарвардского университета в США Дэвид Синклер объявил о выделении из кожуры красного винограда ресвератрола, сильнейшего в мире антиоксиданта; изобретатели из России объявили о синтезировании дигидрокверцитина, сильнейшего в мире антиоксиданта;
ученые из Франции объявили о выделении из корней французской сосны пикногенола, сильнейшего в мире антиоксиданта и т.д.
Чем интересны эти сообщения? Что пишет академик Скулачев В.П. о действии своего антиоксиданта на организм человека, и что пишут другие изобретатели о действиях своих препаратов? А вот что:

  • увеличивают выносливость организма,
  • стимулируют сердечную деятельность,
  • нормализуют кровяное давление,
  • улучшают память,
  • улучшают зрение,
  • нормализуют уровень холестерина,
  • усиливают иммунитет,
  • омолаживают лицо, способствуют укреплению волос и ногтей, придают телу здоровый вид,
  • уменьшают жировые отложения и способствуют общему похудению,
  • поднимают настроение и улучшают сон,
  • увеличивают плотность костей,
  • способствует увеличению продолжительности жизни.

Все одно и тоже! И они говорят правду, никто из них не преувеличивает и не лукавит. Секрет в том, что их антиоксиданты являются адаптогенами, а адаптогеные свойства как раз и перечислены в верхнем списке. То же самое можно сказать и об экстракте из женьшеня, и о любом другом экстракте из растения – адаптогена. Действия на организм человека они оказывают практически одинаковые. Здесь можно только сравнивать, какой из них в чем-то одном наиболее эффективный и наиболее удобный. Но самого лучшего из всех найти невозможно, его просто не существует. Поэтому личное мнение А.В. Дорогова о своем АСД, а также мнения других изобретателей о своих препаратах, что они изобрели самый лучший препарат всех времен и народов, являются ошибочными.

Как описывает выдающийся российский фитотерапевт О.Д.Барнаулов, ученик Н.В.Лазарева, судьба его учителя была незавидной. Умный, открытый, принципиальный человек не вписывался в существующую систему. Сначала его вынудили покинуть академию, затем институт онкологии, а затем, вообще, проводили на пенсию. Умер он в 1974 году. Официально в России его признают только как токсиколога и фармаколога, основателя Ленинградской школы токсикологов. Но стараются не признавать за ним открытия теории СНПС и адаптогенов, как будто таких открытий и не было. В СССР всегда непокорных людей пытались представить незначительными, не представляющими для общества никакого интереса.
Американский ученый доктор Марк Хайман, через пятьдесят лет после Лазарева Н.В., пришел к таким же выводам, что и Лазарев Н.В.. Он назвал состояние неспецифически повышенной резистенции состоянием Ультра Здоровья, а методы, которыми можно ввести человека в это состояние, Ультра Разумным Решением, человека в состоянии СНПС доктор Хайман считает Ультраздоровым человеком.
Итак, теперь мы знаем, как и кто открыл для человечества адаптогены и объяснил общий механизм их действия. Теперь можно перейти к самим адаптогенам.